Дневники-воспоминания

Здесь, на высоте...¹

Автор: Л.А. Благовещенская

Максимилиан Волошин, поэт, художник, критик, мыслитель, навсегда вошел в историю отечественной культуры. Его глубокая, временами пророческая, поэзия с течением времени становится все актуальнее, привлекая внимание многотысячной аудитории истинных ценителей поэтического слова.

Одним из самых ярких произведений, посвященных памяти Максимилиана Волошина, являются воспоминания о поэте Марины Цветаевой «Живое о живом», написанные с любовью и душевной болью в октябре 1932 года, вскоре после кончины Максимилиана Александровича.

«Пишу и вижу: голова Зевса на могучих плечах, а на дремучих, невероятного завива кудрях узенький полынный веночек, насущная необходимость, принимаемая дураками за стилизацию, равно как его белый парусиновый балахон, о котором так долго и жарко спорили…
Творчество Волошина – плотное, весомое, почти что творчество самой материи, с силами, не нисходящими свыше, а подаваемые той – мало насквозь прогретой, - сожженной, сухой, как кремень, землей, по которой он так много ходил и под которой ныне лежит».

Марина Цветаева вспоминает о своем приезде в Коктебель в 1911 году и о знакомстве с мамой поэта – Еленой Оттобальдовной Волошиной, рассказывает об этой удивительной женщине, приводит эпизоды из детства Макса Волошина.

«Думаю, что Макс просто не верил в зло, не доверял его якобы простоте и убедительности… Зло для него было тьмой, бедой, напастью, гигантским недоразумением… - чьим-то извечным и нашим ежечасным недосмотром, часто – просто глупостью (в которую он верил) – прежде всего и после всего – слепостью, но никогда – злом. В этом смысле он был настоящим просветителем, гениальным окулистом. Зло – бельмо, под ним – добро.
Всякую занесенную для удара руку он, изумлением своим, превращал в опущенную, а бывало, и в протянутую.
Миротворчество М.В. входило в его мифотворчество: мифа о великом, мудром и добром человеке».

«… Макса Волошина в Революцию дам двумя словами: он спасал красных от белых и белых от красных, вернее, красного от белых и белого от красных, то есть человека от своры, одного от всех, побежденного от победителей.
Этого человека чудесно хватило на все, все самое обратное, все взаимно-исключающееся, как: отшельничество – общение, радость жизни – подвижничество. Скажу образно: он был тот самый святой, к которому на скалу, которая была им же, прибегал полечить лапу большой кентавр, который был им же, под солнцем, которое было им же.
Поэтому все, без различия партий, которых он не различал, преклонимся перед тем очагом Добра, который есть его далекая горная могила, а затем, сведя затылок с лопатками, нахмурившись и все же улыбнувшись, взглянем на его любимое полдневное солнце – и вспомним его…»

Выше которого только вздох
Мой из моей неволи.
Выше которого – только Бог!
Бог – и ни вещи боле.

 

Всечеловека среди высот
Вечных при каждом строе.
Как подобает поэта – под
Небом и над землею.

 

¹ Перевод с фр.: «ICI – HAUT» - название стихотворения М.Цветаевой – Памяти Максимилиана Волошина

 

 

Что нового на сайте...

М.А. Волошин

Автобиография

["по семилетьям"]

побробнее...

ComExpoNet - интернет-студия