Книга о любимом поэте

Среди книг на полках библиотеки в разделе 83 – Литературоведение – представлена книга историка и литературоведа Э.С.Менделевича (1952-1999) «Пойми простой урок моей земли…» (Статьи о Максимилиане Волошине), где творчество Волошина анализируется в контексте культурной традиции, прежде всего – античной и библейской.

Э.С.Менделевич написал около 20 статей о творчестве Волошина. Большая их часть представляет собой тексты докладов на конференциях, прежде всего на Волошинских чтениях в Коктебеле.

В статье: «Максимилиан Волошин: поэзия и культурная традиция» читаем:

… Волошину, особенно в поздний период его творчества, были очень близки идеи христианского смирения и пацифизма (одним из любимых его героев был св. Серафим Саровский). Они не только уживались, но и мирились в его сознании с античным, «орфическим» началом. Нельзя понять Волошина, не учитывая эту важнейшую черту его взглядов.

Античные черты мироощущения Волошина наиболее ярко проявились в его киммерийских стихах. Самим пристрастием к названию «Киммерия», заимствованному от греческих авторов, Волошин подчеркивает неотрывность этой земли от античной истории. Античное прошлое Крыма осознается Волошиным как некий духовный заряд, вложенный в эту землю:

Доселе грезят берега мои

Смолёные ахейские ладьи…

(«Дом поэта»)

В самой природе Крыма Волошин слышал звуки античной поэзии:

…в поздних сумерках грустнее и напевней

Звучат пустынные гекзаметры волны.

(«Киммерийские сумерки»)

Но живость прошлого не может вырвать Волошина из современности, он никогда полностью не отдается античному мироощущению, как, впрочем, и никакому другому:

Твоей тоской душа томима,

Земля утерянных богов!

Несмотря на резкое различие античного и библейского мироощущений, оба они были так необходимы Волошину, что никакого антагонизма между ними он не обнаруживает. Если Библия была для Волошина общим знаменателем истории, ее вечной сутью, то античность воплощала в себе чувственное богатство истории, ее удивительную неповторимость… Умиротворяющее сознание этого породило одно из лучших стихотворений Волошина – «Дом поэта».

Несомненный интерес представляет также статья в книге Э.С.Менделевича «Религиозно-философские поиски М.А.Волошина». Здесь историк и литературовед  пишет:

Практически все деятели культуры начала ХХ века прошли мучительный путь религиозно-философских исканий. Путь Максимилиана Волошина был не только одним из самых оригинальных, он оказался и наиболее плодотворным: в его итоге Волошин создал целостное мировоззрение.

Начало его творчества не предвещало сложных религиозных исканий. Поступив в Московский университет, Волошин принял активное участие в студенческом движении, был исключен из университета и выслан в Туркестан. Волошин уже привык видеть в природе следы и дух прошлого, а здесь проходили пути многих народов. Здесь он впервые читает «Три разговора» Владимира Соловьева, знакомится с Ницше. Твердое ощущение единства мира привело Волошина к необходимости получить обширные познания в самых различных областях знания.

Глубокое изучение наследия разных народов, отточенный и осознанный космополитизм отталкивали его в то время от присоединения к какой-либо религиозной традиции. Результатом стало обращение сначала к масонству, а потом – к антропософскому учению Рудольфа Штейнера. В этом Волошин был не одинок: тогда же антропософией увлеклись Андрей Белый, Ольга Форш и многие другие, в том числе и жена Волошина Маргарита Сабашникова.

Штейнер обещал прикосновение к истокам бытия, к его величайшим тайнам, а Волошин уже понял, что только в истоках истории и природы коренится та тайна, знание которой позволит ему не заблудиться в обезумевшем мире. Но Волошин слишком гармоничен, чтобы припасть только к одному источнику. Он  начинает тщательно изучать историю, в том числе, Великой Французской революции и приходит к выводу, что России предстоит по-своему повторить ее путь (статья «Пророки и мстители»).

Обращение к истории России приводит Волошина к христианству. Максимилиан Александрович обнаруживает поразительное явление: каждый эпизод Священного писания является точным и достоверным прообразом современных ему событий. Язык евангельских (реже – ветхозаветных) образов оказывается языком, наиболее адекватным трагедии, охватившей Россию.

Погружение в христианство укрепляет и обогащает душу поэта в страшное время мировой войны. Волошин создает множество стихотворений, проникнутых Библейскими мотивами.

Итогом религиозных исканий Волошина становится поэма «Россия». Его вывод – чисто христианский: муки России – это муки искупления грехов человечества. В соединении религиозных исканий с личной и общественной жизнью давно обнаруженное Волошиным единство бытия достигает своей цели, выходит в Вечность и соединяется с ней.

 

Что нового на сайте...

М.А. Волошин

Автобиография

["по семилетьям"]

побробнее...

ComExpoNet - интернет-студия