Библейские мотивы в поэзии Максимилиана Волошина


Автор: Л.А. Благовещенская

Как известно, Максимилиан Александрович Волошин за свою жизнь прошел длинный путь философских и религиозных исканий. Интересуясь множеством наук и погружаясь в различные сферы духовной культуры человечества, Волошин все более углублялся в изучение истории России, ее духовного наследия.

                                                                      Акварель М. Волошина. Коктебель. Середина 20-х годов ХХ века.

Вся поэзия Волошина проникнута глубоким историко-философским смыслом. Библейские мотивы присутствовали уже в относительно ранних стихотворениях поэта:

Гаснуть словами в обманных догадках,

Дымом кадильным стелиться вдали.

Разум запутался в траурных складках,

Мантия мрака на безднах земли.

(«Когда время останавливается». 1905)

 
И долу, в мир вела дорога –

Исчезнуть, слиться и сгореть.

Земная смерть есть радость Бога:

Он сходит в мир, чтоб умереть

(«Второе письмо». 1904-1905)

А вот строки из стихотворений, написанных Максимилианом Волошиным в 1915 году:

Я буду волить и молить,

Чтобы тебя в кипеньи битвы

Могли, как облаком, прикрыть

Неотвратимые молитвы.

Да оградит тебя Господь

От Князя огненной печали,

Тоской пытающего плоть,

Да защитит от едкой стали…

(«Другу»)

 

Сильна ты нездешней мерой,

Нездешней страстью чиста,

Неутоленной верой

Твои запеклись уста.

 

Дай слов за тебя молиться,

Понять твое бытие,

Твоей тоске причаститься,

Сгореть во имя твое.

(«Россия»)

Испытания, которые суждено было перенести России, Волошин встретил достойно и бесстрашно. «Вернувшись весной 1917 года в Крым, - писал он в автобиографии (1925), - я уже больше никогда не покидаю его: ни от кого не спасаюсь, никуда не эмигрирую, и все волны гражданской войны и смены правительств проходят над моей головой. Стих остается для меня единственной возможностью выражения мыслей о свершившемся, но в 1917 году я не смог написать ни одного стихотворения: дар речи мне возвращается только после Октября…». Свою задачу поэт видит в том, чтобы передать с предельной откровенностью и со всей силой сострадания те муки, которые переживает его Родина в кровавой купели гражданской войны.

Любовь Волошина к России была не только благословляющей. Она была основана на всесторонних знаниях истории страны – о высоких духовных взлетах и о хаотических всплесках,  которые сопровождали Россию на протяжении тысячелетий.

В стихотворении «Родина» (1918) читаем:

Что искус дан тебе суровый:

Благословить свои оковы,

В темнице простираясь ниц,

И части воспринять Христовой

От грешников и до блудниц.

 

Что, как молитвенные дымы,

Темны и неисповедимы

Твои последние пути,

Что не допустят с них сойти

Сторожевые Херувимы!                                                                                         М.Волошин. Библейский сюжет. Акварель.

Необыкновенной исторической глубиной, страданием и истинной верой проникнуты стихотворения Волошина, написанные в тяжелые годы революционных событий и последующий за ними период: «Ангел времен» (1918),  «Молитва о городе» (1918), «Неопалимая Купина» (1919):

Мы – зараженные совестью: в каждом

Стеньке – святой Серафим,

Отданный тем же похмельям и жаждам,

Тою же волей томим.

 

Мы погибаем, не умирая,

Дух обнажаем до дна.

Дивное диво – горит, не сгорая,

Неопалимая Купина!

В стихотворении «Готовность» (1921) Максимилиан Волошин пишет:

Верю в правоту верховных сил,

Расковавших древние стихии,

И из недр обугленной России

Говорю: «Ты прав, что так судил!

 

Надо до алмазного закала

Прокалить всю толщу бытия,

Если ж дров в плавильной печи мало,

Господи! – вот плоть моя!»

Величием философской мысли и своеобразным итогом исторических и религиозных исканий Волошина становится созданная им в 1924 году поэма «Россия». И несколько строк из нее:

Есть дух Истории – безликий и глухой,

Что действует помимо нашей воли…

 

Неверы очищают православье

Гоненьями и вскрытием мощей.

Большевики отстраивают зданья

На цоколях снесенного Кремля…

 

Я вижу изневоленную Русь

В волокнах расходящегося дыма,

Просвеченную заревом лампад –

Молитвами горящих о России…

И чувствую безмерную вину

Всея Руси – пред всеми и пред каждым.

Библейской теме посвящено также стихотворение «Владимирская Богоматерь», написанное Максимилианом Александровичем в 1929 году и обращенное к крупнейшему исследователю русской иконописи А.И.Анисимову:

Не на троне – на Ее руке,

Левой ручкой обнимая шею, -

Взор во взор, щекой припав к щеке,

Неотступно требует… Немею –

Нет ни сил, ни слов на языке…

А Она в тревоге и в печали

Через зыбь грядущего глядит

В мировые рдеющие дали…

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Все к Тебе за Русь молиться шли:

Стража богатырских порубежий…

Цепкие сбиратели земли…

Здесь в Успенском – в сердце стен Кремлевых,

Умилясь на нежный облик Твой,

Сколько глаз жестоких и суровых

Увлажнялось светлою слезой!

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

 

Что нового на сайте...

М.А. Волошин

Автобиография

["по семилетьям"]

побробнее...

ComExpoNet - интернет-студия